yu_le: (Default)
Какую невероятно вкусную штуку выложили в сеть! Называется Школа в Кармартене, автор [livejournal.com profile] willie_wonka, чей дневник, кстати, прекрасен и сам по себе. Но Кармартен -
это любовь с первой страницы! )
[livejournal.com profile] n_yaanna, тебе я это отчаянно рекомендую, там твой любимый спелеолог завсегдатай хрустальных гротов собственной персоной экзамены принимает. Сомневаться в полной реальности профессора... )
[livejournal.com profile] rakugan - тебе рекомендую настолько, насколько тебе интересны книги о школах волшебства :)
Всем остальным - рекомендую просто так! Это не очередной Хогвартс наизнанку, книга абсолютно самостоятельная и состоятельная (я знаю, что после Роулинг да ещё и Громыко это невозможный трюк, но это так и есть), текст умный и хулиганский, писано мастерски, читается взапуски, в общем, сделайте уже себе подарок к Новому году, провалитесь в неё с головой.
Ссылка распространяется по ЖЖ, как лесной пожар, но если меня опередили, я буду только рада.
yu_le: (орёл-летел-всё-выше-и-вперёд)
У плохих авторов все герои похожи на автора, а иные люди во всех окружающих предполагают свою копию, претендуя таким образом на авторство окружающей реальности.
yu_le: (Default)
ЖЖ - лучшее место для коротких рассказов. Тех, которые сейчас полный неформат, даже можно сказать - неликвид.

А в ЖЖ у каждого рассказчика типа [livejournal.com profile] bormor, [livejournal.com profile] leit, [livejournal.com profile] aruta, [livejournal.com profile] vetertann многосотенная благодарная аудитория.

Лишнее подтверждение тому, что с современной системой книгоиздания что-то сильно неладно.

И они даже потом издаются, да. В неестественно перевёрнутой последовательности: сначала набирают аудиторию, а потом, имея её за спиной, при её поддержке, заинтересованности и продвижении, приходят печататься. Тогда как изначальный смысл издательства был - свести автора с читателем.
yu_le: (Default)
Языки Толкиена имеют особенное значение хотя бы по одному тому, что огромное количество людей (едва ли не большинство) использует их для составления сетевых ников - современных прозвищ, наделённых куда большей значимостью, чем официальная фамилия. И смысл этих ников легко декодируется собеседниками. При этом сохраняется заданный Толкиеном принцип сопряжения смыслов (адью филологическая терминология!): имена, взятые на его языках, резко отличаются, скажем, от индейских типа "Быстроногий Олень" или скандинавских типа "Синезубый". Там ограниченные группы понятий и способы их сочетания. Единый принцип образования для личных имён - тут же и прозвищ - и топонимов, названий оружия, сказаний и т.п. И другое всякое многое.

Я часто задумываюсь на тему "не будь Толкиена". От какой книги вели бы отсчёт фэнтези? Какими были бы фэнтезийные архетипы, объекты подражаний, перепевов, альтернативных "чёрных книг" и "колец тьмы"? Какой аспект  вместо лингвистического приобрёл бы особое значение? Те же сетевые ники - каков был бы преобладающий принцип их подбора?

Обычно Говарда приводят в пример, но Говард слишком непроработан. Вы ещё кандидатуру Берроуза с его венерианским выдвиньте, шутники.

Это прямо тема для альтернативной истории литературы! :)) Хотя бы статью написать.

Помнится, Толкиен говорил, что во многих аспектах "подтворчества" он ничего не понимает, и называл, в частности, экономику. Вот в этом направлении и надо думать. "Альтернативный Толкиен" сделал бы упор на экономику и на другие дисциплины, исключённые Толкиеном. Представляю себе дебри фэнтезийного бухучёта и юриспруденции, ролевые игры по мотивам этих дел, псевдонимы и иерархии типа "эконом", "постельничий", "суперинтендант"... и ментально содрогаюсь.

Или был бы Альтернативный Толкиен повёрнут на японской культуре. И сейчас все брали бы имена из японского. Красотища и благолепие. Сплошные Дзиро и Сабуро.
yu_le: (Default)
Гениев — поддерживать. Таланты — давить.

Сочувствовать и давать зелёный свет поблажек только тогда, когда одарённость бесспорная и всепобеждающая. Когда её плоды поражают и меняют всех, кто соприкоснулся. Одно слово сказал человек, и уже видно: Гомер, Шекспир!

А не тогда, когда приходится годами, по одному искать тех, кому понравится, когда широкая известность в узком кругу поклонников. Вот к таким никакого сочувствия. Если ты настолько силён, чтобы пробиться сам, - валяй пробивайся, пусть даже ты подлая бездарность, время тебя потом справедливо рассудит. Если талантик у тебя есть, а хватки нет, - смело зарывай свой талантик в землю. Или не зарывай, тихонько его лелей, развивай, ладно, разрешим с условием: не требуй ни от близких, ни от общества никакого особого отношения.

Никакого режима наибольшего благоприятствования при каждом подозрении на талант, при малейшем признаке одарённости.

Сейчас обычно этих... талантливеньких стаскивают за ноги в одну вяло шевелящуюся кучу малу (журнальчик, клуб, фестиваль) с единственной целью - противопоставить их воинствующей бездарности. Чтобы она не заполонила. Заметим, что это противоядие вовсе не всегда срабатывает: см. современную попсу. Уж будто мало талантов? Мало им поддержки? Аудитория их поддерживает как может, да и спонсоры находятся. Против засилья попсы всё равно не помогает. А гумус для гениев, некая почва, на которую надо им опереться, будет существовать при любых обстоятельствах. Равно как и постоянный процент дорвавшихся бездарностей. Но зато не будет этого омерзительного дружного всепрощения в адрес талантиков. Никакого ореола вокруг непутёвой башки.

Это я потому пишу, что даже борьба с бездарностями отходит на второй план по сравнению с борьбой против талантиков. Они ведь всё чаще поднимают такую противную возню, что дискредитируют себя и всё вокруг себя в радиусе, всю культуру человечества вплоть до Шекспира с Гомером. Они ведь столького требуют от общества и таким похабством отрабатывают полученное, что лучше бы их вообще выбросить с парохода современности - всех разом! всё культурное кубло! - и читать-слушать-созерцать классику.

С другой стороны - узкий круг-то (овал то есть) поклонников может быть ориентирован вдоль временнОй оси. И если считать будущие времена, у сравнительно непопулярного при жизни творца наберётся востребованности на полчеловечества. Может быть, он кому-то там, в будущем, как родной.
Есть у определённой части людей такая струнка, которую именно он и только он задевает, и нет ему замены.

Да и личность при жизни ужасно мешает. Насколько несоизмерим гений Цветаевой и талант Ахматовой - настолько же несоизмеримы их прижизненные славы. Цветаева прямо-таки напрашивалась на травлю или на стену тишины и получила по полной. Стоило ей умереть, и даже несмотря на советский сорокалетний карантин, всенародной славой и любовью её так и накрыло.
yu_le: (Default)
Придумала вот фэнтези-название: Крылья слепых.

А следом придумала и способ издавать стихи. Для начала можно оформить их под серию фэнтези: то есть название, шрифт, цвета, обложка. В магазинах похуже ведь и не разберутся, поставят на одну полку с фэнтези.

Но это случай разовый, сработает только однажды. А вот способ второй, дальнейший, похитрее. Правильный поэтический сборник, горячий и животрепещущий, как мы видим по Серебряному веку, - это тоненькая книжонка, в которой 20-40 стихотворений. Следует его разобрать, после чего быстренько написать роман любого популярного жанра: женский, детектив или фантастику. Высокое качество текста необязательно, достаточно того проходного, которое берут в нынешних издательствах. Но стихи разбросать по тексту, поставить эпиграфами к главам, добавить приложением, по подобию Толкиена или Семёновой. Этот способ даже и не одноразовый, его можно повторять.

Вот Макс Фрай, расчётливо давая под себя мимикрировать, всячески продвигает любезных его сердцу авторов рассказов. А представьте теперь, что в окружении Донцовой кто-то пописывал бы неюбилейные стихи и ей бы нравилось. Тут ничего бы не стоило создать доморощенному поэту всероссийскую известность - Надсон пойдёт в курилку. Пара эпиграфов и эпизодов с героями, читающими друг другу отрывок из N, книга N в узнаваемом серийном оформлении и с надписью

ДАРЬЯ ДОНЦОВА
представляет...

...с её же предисловием или рассказиком в соавторстве... И готово дело, поэт состоялся и будет записан в историю русской постсоветской литературы.

Но этого не происходит. Понятно почему: издательство не заинтересовано ни в каком поэте, любой поэтический сборник - издательский висяк. А Донцова со стихами не соприкасается, ей бы product placement. Вполне возможно, любит какую-нибудь Ахматову или Бродского. Но современников не знает и не хочет знать. И солидарна в этом с большинство, и большинство по большому счёту право.

В фантастике частенько занимаются таким продвижением, но по отношению к любимым музыкальным группам. Лукьяненко или Иар Эльтеррус... по дневнику Перумова на diary.ru было видно, что он написал целый эпизод с участием "Мельницы" и Хелависы (!) в своих мирах, но в окончательный текст его всё же не ввёл. (Это лишний раз показывает, насколько фантастика в среднем низкопробная литература, создающаяся на инстинктах и играющая на них; а также то, насколько сплочён фэндом.) Со стихами никто и ничто не мешает делать то же самое. Кроме одного маленького препятствия: стихов живых нынче никто не читает. Их читают кому-то - есть такое. Но аудитория не слышит.

Поэтических заповедников есть множество, внутри обсуждают, публикуют, покупают и даже зазубривают наизусть, но все эти анклавы микроскопические и глухо герметичные.

По аналогии с Сартром, хочется написать роман "Глухота". Как музыка случайно убила слово и упала на его труп,  и картину "Рождение Дуная" Константина Васильева на обложку. Или там имело место японское двойное самоубийство влюблённых? В общем, потребуется расследование, получится детектив.

Современная поэзия во всей своей полноте оставляет меня равнодушной, и последний раз современный сборник стихов я открывала в магазине лет пять назад. К моим услугам всегда море прекрасной классики, русской и переводной, если мало - можно добавить английскую, той не хватит - немецкую. Когда мне хочется услышать стихи живых - всегда есть кто-нибудь знакомый, пишущий стихи, и есть интернет, наполненный стихами не меньше, чем порнографией. Частично потребность в стихах покрывается слушанием хороших песен. К тому же половина тех, кто интересуется поэзией, и сами пишут, а это тоже род чтения.

Так я сейчас гоню и притесняю своим невниманием какого-нибудь нашего гениального современника, какого-нибудь безвестного Гомера.

Поэзия превратилась в маргинальное, вытесненное, презираемое искусство. Но она и сама виновата: нечего было опускаться и вырождаться до стихов о пролитом молоке. Дело прочно, когда под ним струится кровь.
yu_le: (Default)
Боевик с элементами эротики? Ха. В ПТСР секса примерно столько же, сколько в СССР.
yu_le: (от желудей)
Где-то недавно видела очередной эпидимический очаг вечного спора "бывает ли проза мужской и женской". Я-то для себя давно решила - да, бывает. Как и то, что многие женщины пишут мужественной рукой, и наоборот. Гендерная проза. Почему-то насчёт стихов таких сомнений ни у кого не возникает... ну, тут ясно: мало кто, как Гиппиус, избирает себе лирического героя противуположного полу. Разве что в детстве или будучи nerwen (что, в сущности, одно и то же). Суть не в том. В набор признаков женской прозы в том споре входило неумение обращаться с глаголами. И вот я вижу, что хоть и посмеиваясь, якобы для забавы, а за глаголами своими стала приглядывать - есть такое дело.
yu_le: (от желудей)
Новое имя в российской фэнтези, восходящая звезда... встречайте! Под катом длинно, желчно, ворчливо. )
yu_le: (Default)
Радовало уши: Сен-Санс. Лебедь

Драконы и динозавры почти одинаково хороши как символы, которыми любой автор может крутить как хочет, вкладывая в них своё содержание. Огромное их преимущество перед всем прочим зверьём и живыми существами как раз и состоит в том, что их - "не бывает" (с) АБС. В том смысле, что их никто из нас не наблюдал живьём в пределах того, что мы признаём реальностью. Как следствие, по отношению к Д1 или Д2 невозможно применить такой гнусный и запрещённый приём, как реализм, т.е. прийти и показать всем сказочникам и символистам "объективную реальность, даденную нам в ощущениях". Даже если автор лиру посвятит натуралистическим описаниям того, как дракон пахнет, злобится и спаривается, или возьмётся, орудуя эрудицией, рассуждать о принципах его жизнедеятельности (см. Шумила или ухокрылых драконов Куковлева), - тщетно, всё равно выходит метафора и иносказание.

В этом смысле дракон самое одомашненное, человеку близкое и человекополезное животное.

На самом-то деле, конечно, драконы существуют, а вот "реализм" - вряд ли. Но автору намного проще приручить дракона или обманом запереть его в волшебную темницу текста, чем доказывать аудитории эту теорему.

Про драконов я не просто так. Дракон в тексте - один из верных симптомов фэнтези. И кто научится разбираться в драконах, тот разом превзойдёт всю фэнтезийную премудрость. Возьмём "Хроники Амбера", это очень хороший пример. Там дракон - маркером, галкой в графе. Он никакой сюжетообразующей роли не играет, никак не описан, упоминается только один раз - мол, парит в небесах над Истинным Городом. Это даже неуклюже как-то со стороны Желязны, такое обращение что с уважаемой зверюгой, что с собственным текстом. Но какой же Истинный город и мир без драконов? Явно видно, как они пролезли туда из-под руки у автора, как он их запустил туда уступкой, почти подсознательно или бессознательно. Возможно, даже против воли.

Драконы и размножаются через фэнтези, через столько веков нашли наконец самый экзотический и подобающий таким зверюгам способ. Вы не ощущаете, что их популяция процветает, что у них там - Возрождение?

Второй симптом фэнтези, помнится, эльфы, которые в смысле несуществования и многозначности ничем не уступают драконам. Остальных я точно не помню, хотя вроде бы там дальше по списку были мечи и единороги. Единорог и эльф вполне могут оказаться злыми и отталкивающими, а меч и дракон - соответственно пацифистом и вегетарианцем, и все они могут оказаться лишними. Но любой из них - гарант отсутствия в тексте лживого по самой сути своей реализма. И если текст - фэнтези, то рано или поздно они там объявятся. Например, в "Лабиринтах Ехо" у Фрая читателю надо было ждать половину цикла, но меч - не преминул появиться. И эльфы тоже. Что и требовалось доказать.

Заметьте, я говорю вовсе не о принципах конструирования фэнтези, а о внешних приметах, по которым её можно узнать. Так сказать, о симптомах и звоночках. Время от времени у поклонников фэнтези и НФ возникает пограничный конфликт и начинается мелочный делёж "се мое, а то мое же". Ошибка спорящих в том, что они пытаются разделить два жанра по глубинным, изначальным принципам. Но это всё равно что из одной литературы пытаться сделать две полулитературы. А жанры если и различаются, то только исторически и по экстерьеру, или уж путём примитивной сортировки "эта книга направо, эта книга налево".

Динозаврами пользуются гораздо реже, хотя те почти так же удобны в смысле символичности, впрочем, причины очевидны. Спилберг, например, изумительно воспользовался в самом первом фильме. Фильм был ведь вовсе не триллер-ужастик про то, как огромные зверюги всех сожрали. Но какие-нибудь "Прогулки с динозаврами" или свежайший "Кинг-Конг"* в этом смысле ничто. Поэтому тема динозавров почти девственно свободна, их ещё никто не приручал и не обхулиганивал. Многочисленные коммерческие поделки типа "Динотопии" или "Динозавра", конечно, только отпугивают настоящих авторов. Им видится, что драконы - эпос, а динозавры - попса. И зря.

И пусть меня теперь съедят драконолюбы и драконоубийцы.

* В "Кинг-Конге" по части динозавров - сплошной псевдореализм. Но в фильме просто работает другая символика, динозавры там эффектным задником, так что это не упрёк.
yu_le: (Default)
Первые несколько книг о Гарри Поттере я защищала примерно такими словами: "Магия - не более чем антураж, по сути дела книги о дружбе и добре (далее доказательства), книга не просто безвредная, а отличная... зато нападки на ГП почти всегда основаны на подтасовках и искажениях текста, что противникам ГП не делает чести". Меня не отпугивало то, что в книгах фигурирует "магия" и "школа колдунов" - на то и фэнтези. Христианин Толкиен ставил магию Эльдар и Истари куда выше машинерии Мордора и Изенгарда.

Но в конце 5-й книги мне расхотелось ломать за неё копья, а после 6-й возникло отчётливое неприятие.

Образ предельно, в романтических традициях ожесточённого мстителя до сих пор в детские книги не попадал. Это как "Иваново детство" - не детский фильм. В последних книгах чаша ненависти в душе главного героя явно перевешивает чашу любви. Атмосфера становится одноообразно мрачной, автор больше не вводит "светлых" чудес в противовес тёмным. Холст почти исчезает под чёрной краской. Погибли родители, Седрик, Сириус, Дамблдор... По накалу страстей это уже скорее исландская родовая сага о мести, нежели детское произведение. Ненависти слишком много и она постоянна - к Вольдеморту, к Пожирателям смерти, к Снэйпу, к Амбридж, к Дурслеям, к школьным врагам... стоп. Самые естественные враги школьника - чужая компания из параллельного класса. Но эти враги для Гарри уже мелки, даже Малфой ему не ровня, ненависть Гарри слишком зрелая, он на равных играет во взрослые игры, в которых Малфоя используют как мальчишку.

Я прекрасно помню, что безрадостная атмосфера, перевес сил зла и победа добра только чудом - это стандартный упрёк в адрес "Властелина Колец". Но "Властелин" - что угодно, только не детская книга. И при этом дети вольны её читать в любом возрасте, в каком захотят одолеть. Это взрослая книга, показанная детям. ГП - скорее наоборот.

Претензии к мелочам - то немногое, что вспомнилось.

Свойственная переходному возрасту неряшливость и раздражительность Гарри - эти черты зафиксированы, но не получают никакого объяснения. Положительный герой, то и дело поддающийся вспышкам бесконтрольной ярости, чуть что выхватывающий оружие, - не лучший пример для подражания, однако из-за необозначенной позиции автора возникает знак равенства между "так есть" и "так правильно".

Почувствовал ли Гарри хоть проблеск жалости к "инфери" - людям, которых Вольдеморт заставил служить себе в посмертии? Только страх и омерзение. А вспомним мертвых, которых видел в болотной воде Фродо. Хотя те тоже опасны, Фродо говорит о них с печалью.

Банальная вкусовщина: на мой взгляд, в последних книгах чересчур много ретроспектив-флэшбеков и многостраничных натянутых откровений, т.е. не самым лучшим образом выстроен сюжет. (Это началось с конца 5-й книги - объяснения Дамблдора - и продолжалось по всей 6-й.)

Наконец, мне неясно, для какой аудитории Роулинг предназначает семитомник как целое - и это проблема. Современные дети если читают, то быстро, смешно рассчитывать, что они будут одолевать по тому в год, - проглотят всё и сразу. Пока книги пишутся, читатели взрослеют вместе с героями, но когда в распоряжении новых читателей будет все 7 книг разом? Судя хотя бы по иронии и гротесковым упрощениям, нефизиологичности, с которой поданы подростковые влюблённости, всё же читатель должен знакомиться с ГП в возрасте главного героя в 1-й книге - лет в 12. Но в 12 лет читать об убийствах, творимых Вольдемортом, о пыточных заклятиях, тестралях, Фенрире, инфери... Конечно, современные дети, как ни ограждай, к ужасам привычны. Но я привыкнуть к мысли о таких детях никак не могу.

Закончу, как заканчиваю обычно. Нередко случается так, что заключительная часть всё расставляет по местам. А я знаю за собой ту черту, что нередко смягчаю отношение к тому, что по первому впечатлению раскритиковала. Я знаю это за собой. Возможно, так будет и с ГП. Если 7-я книга уравновесит пару предыдущих, я буду только рада.

September 2013

S M T W T F S
1234567
8910111213 14
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios