yu_le: (Default)
Как у борцов за авторские права есть понятие "упущенной выгоды", так у христиан есть понятие "упущенного добра". Придумай доброе дело задним умом. (Конечно, большую часть добрых дел надо придумывать в будущем, но и в прошлом — не помешает.) Представь, что сделал бы для людей. Посокрушайся и удери от отчаяния в будущее, в котором ещё можно что-то менять.
yu_le: (Default)
Великолепный в наглядности и чистоте своей пример кристаллизации читательского сообщества для помощи сетевому автору.
yu_le: (Default)
В нашем пиринге можно найти ВСЁ, буквально ВСЁ. Самые наиредчайшие записи экзотических исполнителей, самые свежие новинки... Но когда мне понадобилось и я забила в поиск две песни: "Во поле берёзка стояла" и "Лучина", я не нашла ни того, ни другого.
Паки и паки: это какая страна?
Кстати, в интернете их тоже нет.
yu_le: (Default)
Хочу "Великолепный часослов герцога Беррийского"! В разрешении! "Прекрасный" тоже хочу!

Дописано позже: Желания имеют грустное свойство сбываться. Разрешение, ага. Но не цвет.

Ещё позже: нет, всё же со цветом! Правда, там только "Великолепный" (Роскошный), но и того немало.
yu_le: (Default)
С полемическими преувеличениями, упрощениями и передёргиваниями, а как же иначе
За что все так ругают вполне невинных МТА?
(*Для тех, кто не в курсе, - всю прошлую неделю по ЖЖ летали банановые шкурки и гнилые помидоры в адрес МТА, т.е. т.н. "молодых талантливых авторов", и обратным курсом в адрес "мэтров" и "критиков".)

Во-первых, это бесполезно. Ругань не превратит их в гениев (раз уж оказались бессильны все мастер-классы, конвенты, редакторы и старшие товарищи), и ругань не сотрёт их с лица земли.

Во-вторых, убийца не дворецкий.

Поругайте-ка вы лучше дойную корову, разглядите-ка вы в ней козла отпущения.
Поругайте животное, одинаково священное для авторов, читателей, критиков и остальных причастных к литпроцессу лиц. Его величество Запойного Читателя Жанра.
Это он голосует за МТА и несомую ими пургу рублём.
Это для него регулярное чтение очередного, всё равно чьего, главное чтобы нового, романа - такая же ритуальная потребность, как ежедневная банка пива.
Это он с возмущением отвергнет идею посидеть на голодном читательском пайке, чтобы раз в месяц попировать в ресторане.
Это он в массе своей разучился перечитывать.
И научился не краснея игнорировать все иные жанры (кроме одного раз навсегда выбранного из развлекательных), всю классику и вообще весь пласт мировой литературы глубже 30-50 лет назад. Хотя именно на этой глубине начинается сплошная благодать и удовольствие - тексты, отфильтрованные временем, с дивной патиной, аурой, флёром и треном. Но я не буду отвлекаться на хорошее, я ещё не закончила с ЗЧЖ.
Это он желает во что бы то ни стало получить и употребить внутрь по 100-150 (!!!) новых книг в год и ради количества согласен не то что понизить планку качества текста, а безвозвратно похоронить оную планку за плинтусом. (100-150 достойных прочтения художественных текстов в год не способны породить не то что отечественные представители одного жанра, например фантасты, а и всё человечество в целом. Не говоря уж о том, что даже достойный текст полюбится далеко не всякому читателю.)

Нет, я даже не буду упоминать о тех потребителях бумаги, которым нужны только книги-аттракционы и книги-вибраторы. Я о той части аудитории, которая способна с глубочайшим знанием дела рассуждать об непротиворечивых моделях гравилёта или бластера, но которой недостаёт трезвосмыслия и здравой злости для того, чтобы оценить и повлиять на модель книгоиздательского бизнеса, в кою они вовлечены как потребители.

Вот с нами такими и разбирайтесь, господа просто хорошие авторы и будущие классики. Вот к нам и все претензии. Вот нас и благодарите стыдите воспитывайте (другое?). Да хоть качучу перед нами пропляшите, но только не надо молчать о главной проблеме и делать вид, что чем больше покупает и потребляет читатель, тем бравурнее литературный процесс.

Это "мы" совершенно искренне. Я не ЗЧЖ в чистом виде, но во мне, увы, есть многие его черты. Так что в том, что происходит в жанре и шире, имеется толика и моей вины.

И я ни в коем случае не согласна, как это принято в рассуждениях на данную тему, переводить все стрелки или хоть часть стрелок на издателей. С какой стати среди издателей должен быть повышенный процент идеалистов? Спрос рождает предложение, и "спрос" в данном предложении - подлежащее. Это любимому писателю дано выжигать по сердцу своего читателя глаголом и выпиливать лобзиком. А издатель для читателя - абстрактная малоприятная фигура, которая скверно оформляет книги, тянет с выпуском очередного тома и заламывает несусветные цены за новинки. Можно с нуля раскрутить "Школу в Кармартене" или "Золотую свирель" (я сознательно пользуюсь уже названными в других местах примерами) не хуже, чем "Эрагон" или "Гарри Поттера". Но рекламная кампания для "Школы" или "Свирели" должна быть намного более грамотной и, увы, дорогой. Даже если появится некий фантастический во всех смыслах издательский деятель и отмочит нечто подобное - это безусловно улучшит его карму, но никак не аукнется ему ни всенародной любовью, ни повышенной прибылью. Оно ему надо?

На этом месте мой обличительный пафос несколько поиссяк и поутих, и я засомневалась, - мне ли, читателю рядовому необученному, мне ли, графоману латентному, по капле из себя свежевыжатому, вместно замахиваться на литературных мистагогов и иерофантов? И чтобы подбодрить мой пафос, я перетащила сюда приведённую Ольгой Чигиринской цитату из 100% МТА (семинары-рецензии-награды имеются; напомню, вторая буква в аббревиатуре расшифровывается как "талантливый").

"Кристоф хотел пойти с ним. Собирался. И если бы "не было ее", пошел бы точно. Но Флора прикатила на своем ядовито-красном "ягуаре", вошла в холл особняка стремительным шагом, слегка стесненным длинной узкой юбкой, окатила всех присутствующих ароматом пятой "Шанели". И на лице ученика появилось непередаваемое выражение тщательно скрываемой влюбленной дурости.
- Мэтр, вы уверены, что вас не нужно сопровождать?
- Уверен. Можешь идти. Она не будет ждать долго.
- Я могу отменить встречу.
- Не можешь. Она уже надела на тебя шлейку. Осталось пристегнуть поводок.
Кристоф улыбнулся. Похоже, его не пугала перспектива оказаться в роли преданной собачки прекрасной Даханавар. Он был готов принять свою участь до конца.
- Давай, иди. Она ждет.
Флора стояла перед картиной Моне, рассматривая ее со спокойным интересом. Услышала шаги, повернулась, с улыбкой протянула руку для поцелуя".


Тьфух.

Видите? То-то и оно. Читайте меньше графомании, дорогие граждане. Покупайте меньше некачественного чтива, меньше ссужайте и сбагривайте его знакомым, меньше пишите о нём отрицательных рецензий в ЖЖ. И сразу наступит тут у нас небывалый литературный ренессанс. Шучу, конечно. В последнем предложении.
yu_le: (Default)
Именно чтение с наладонника отучило меня от привычки дочитывать. Раньше, заполучив бумажный экземпляр, я никогда не откладывала его не закончив, разве что то была специальная литература, оказавшаяся ненужной или переусложнённой. Инерция чтения бумажной книги очень велика. Книга либо куплена, либо взята в библиотеке, единственная из сотни возможных, и само её наличие в руках читателя отменяет свободу обращения с ней. Бумажная книга — ценная вещь, чужой труд, достойный безусловного уважения. Сколько раз слышано: «Выбросить книгу? Никогда! У меня рука не поднимается». Бумажная книга — добыча, вяжущая охотника по рукам и ногам.

Электронная книга предоставляет возможность двухэтапного выбора. Первичный заканчивается решением загрузить её в наладонник, вторичный происходит при начале чтения, на первых десятках страниц. Отношение к электронной копии намного более лёгкое, она не обязывает к прочтению, эфемерность её существования позволяет недрогнувшей рукой стирать её из компьютерной и собственной памяти, пусть даже она и была куплена. (Ведь никого не останавливают те соображения, что за всякий добытый из интернета файл мы заплатили провайдеру.) К тому же опытный читатель, пополняя запас дорожного или вечернего чтения, не ограничивается одной книгой, а загружает блок из 5 и больше, насколько позволит техника. Это даёт ему возможность, разочаровавшись в одной книге, сразу переходить к следующей, а не дочитывать первую потому только, что при себе или в доме больше ничего нет. Чтение с наладонника помогает взрослеющему читателю преодолеть определённый барьер, обзавестись критичностью, перестать относиться к любому кодексу как к сакральному предмету только потому, что порой кодекс действительно сакрален. Получивший этот опыт с электронной книгой распространит его уже и на бумажные экземпляры.

Однако на дальнем краю поля читателя уже подстерегает новейшая — электронная — ловушка. И чем больше развивается техника, чем шире доступ и разнообразнее выбор, тем больше опасность в эту ловушку угодить. Ловушка эта — подмена, вытеснение чтения собирательством и охотой. Например, легко представить себе обладателя мобильного интернета, который проведёт полчаса-час в дороге на сайте электронной библиотеки, рассматривая аннотации и рецензии, возможно, сохраняя на свой компьютер понравившиеся книги на будущее, а возможно, и отвергая одну кандидатуру за другой. Ведь в описываемой ловушке уже барахтается множество коллекционеров аудио- и видеопродукции в электронных копиях. Для того чтобы туда же начали сползать и срываться читатели, достаточно чуть поколебать нынешнее статус кво: например, ужесточить борьбу с «пиратством» или утяжелить формат.
yu_le: (Default)
"Бесплатный" коллекционер, крайний его случай - всеядный - наиболее из всех категорий потребителей ущербен в выборе. Само небывалое изобилие угнетает его. В предыдущей, дотрейдерской жизни он просмотрел едва ли десятую долю накопленного. Теперь же он теряется перед тысячами названий. Пугающее разнообразие делает все фильмы одинаково недоступными. Чаще всего он смотрит нашумевшие новинки - этот выбор диктуется ему извне. На втором месте - пересматривает уже знакомые ему ленты. И только изредка, опасливо, нехотя выбирает из накопленного нечто незнакомое - как правило, для того, чтобы испытать разочарование от третьесортного или неподходящего ему фильма.

Настрой: конспективно, по следам ночных светлых мыслей
yu_le: (Default)
но тут получилось так, что пошла. Посылали мне из Питера посылку с «Утраченными сказаниями», и мультиком по «Мистеру Блиссу», и биографическим фильмом про Толкиена, но не дошла она до меня и вернулась к Аннатару. Добрый Аннатар, вняв моему поскуливанию, выслал её мне вторично… (Только для членов клуба, кстати, так что я теперь могу себя причислить к членам ТТТ, что ли? Ох, не обрадуются они такому членству…) На этот раз, чтоб точно доползла, «до востребования».

И вот пошла я её востребовать. И, к полному моему ступору, вручают мне вместе с долгожданной посылкой письмо от категорически неизвестного персонажа. Письмо. Не электронное. Бумаженцевое. С улицы Менжинского (что от нас недалеко, в довершение запутки). Я это письмо вскрываю едва отойдя от окна и читаю наискосок в поисках сути. И обнаруживаю, что суть — радостный отклик на моё якобы объявление о знакомстве. Имени моего он не знает, поэтому я «дорогая незнакомка», объявление «моё» он нашёл в интернете и в итоге предлагает созвониться, чтобы не общаться столь допотопным письменным способом.

Со зловещим хохотком отдаю почитать цидулу мужу, который меня на почту выгуливал. Ничего себе картинка — дама с довольно круглым стажем замужества и довольно круглым 5-месячным животиком рвётся познакомиться с кем-нибудь до 50! Разное говорят про причуды беременных, но чтобы такое… Муж, к счастью, дочитывая письмо, заулыбался — оценил. А у меня первая мысль — неужели я кого-то так обидела, что он решил мне таким извращённым способом досадить? На почту я шастаю часто, по причине обмена дисками с фильмами и музыкой, и адрес мой, наверное, получали от меня несколько сот человек, знакомых мне только заочно. Так неужели это кто-то из них?

Пока я плелась домой, мало-мало сдедуцировала, что тут скорее недоразумение, чем страшная месть обиженного трейдера. На конверте только моя фамилия, без инициалов — раз. А фамилия у меня одна из самых частотных. Во-вторых, адреса точного тоже нет — только индекс и «до востребования». Отсюда вторая мысль — что мы имеем дело с почтовым маньяком, который рассылает такие цидулы во все почтовые отделения Москвы, адресуя их Ивановым, Петровым и Сидоровым. Кому-то да попадёт. Нет, взвыла я про себя, это абсурд какой-то.

Придя домой, берусь за интернет и конструирую запрос из собственной фамилии плюс индекс и «до востребования». И пожалуйста, вот оно объявление: фамилия та же, живёт, наверное, в нашем районе, познакомится с мужчиной до 50 и далее всё как обычно. И писать ей предлагает до востребования. Тьфу, если уж занимаешься такими вещами, надо получше соображать насчёт способа связи! Вот завтра отнесу конверт назад на почту, а то, что он надорванный, это моё «тьфу» обоим и выразит. Может, противно будет дяде с тётей?

В сторону о ЖЖ-этикете: Дописала. Посмотрела объём. Знаю-знаю, такое полагается «в подкат», чтобы в «фи-ленте» не маячило. Вот и прекрасненько, пусть как можно больше народу меня поубирает из своих лент, не хочу в ленту, с какой стати я, царапая дневник, должна думать о формате чужой ленты! А мне самой удобнее перечитывать такие записи без подкатов, вот и баста.

September 2013

S M T W T F S
1234567
8910111213 14
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:23 am
Powered by Dreamwidth Studios