yu_le: (заполошно)
Время от времени по инету всплесками травят Цветаеву за "приютский" эпизод с дочерьми.Read more... )
yu_le: (заполошно)
Как-то раз глухой ночью один человек, доведённый, как ему казалось, до порогов отчаяния, вслух закричал: "Господи! Хоть Ты-то любишь меня? Если любишь, то подай мне знак! Я не прошу у Тебя доказательств Твоего существования, я и так в Тебя верю, Ты же знаешь, я не прошу чудесного вмешательства в мою беду, но ответь мне, дай мне доказательство Твоей любви! Я так одинок, Господи, пожалуйста! Покажись мне, поговори со мной!" Выкрикнув это, человек свернулся калачиком-клубочком и заснул, смутно представляя, как его Бог ему приснится, или назавтра покажется вдали, или что-нибудь нашепчет.
Тут любители чудес могут перестать читать этот текст, потому что ничего не известно о том, выполнил ли Бог просьбу человека и как выполнил, если это всё-таки произошло.
Но наутро человек этот встал, умылся, покурил, выпил чаю и, вспомнив свою вчерашнюю просьбу, извинился перед ночным собеседником. Он всегда знал, просто забыл, что Бог никогда не отвечает ему и вообще никому - по этикету Бог по многу раз в день заговаривает с человеком первым. Красота мира, доброта людей, забавные или грозные совпадения, голоса совести - всё это язык Бога, и говорит Он столько, что люди часто уже и не знают, куда деваться от Него и какими ухищрениями заставить Его умолкнуть.
yu_le: (фейс-контроль (когда аватаркой не отдела)
Можно стать атеистом, насмотревшись на зло в любимых и нелюбимых. Не от разочарования в людях и в мире, нет. Из страха перед ожидающей их расплатой. "Лучше пусть Бога не существует, чтобы Он тебя не наказал".
yu_le: (Default)
Мы все забредаем временами на мелководье зла, переходим вброд его отмели, приводим после него в порядок обувку... и думаем, что повидали его, промерили и узнали о нём чуть ли не всё. Хотя там в любой миг, свои для каждого - бездонные ямины, зыбучие пески, подплывшие к пляжу акулы-людоеды, роковые именно для тебя осколки дряни на дне... А если не они, то оно: совсем рядом, за чисто символической дымкой или за скалой, а по-настоящему никак не отделённое от прибрежной полосы, простёрто до горизонта море невымерянной глубины. Древняя, никуда не отступившая жуть. Бесконечно понижающееся дно. "Мир во зле лежит", вдруг уйдёшь под воду с головой, запросто, на глазах у всей честной компании, и даже не успеешь понять, что пути назад нет.
yu_le: (Default)
"Ее «православные» одеяния оставались почти единственной нитью, которая крепко связывала ее с «истинно-христианским» прошлым: она уже давно не старалась непрестанно повторять в уме Иисусову молитву и не служила ежедневно вечерню с повечерием, как прежде; исповедовалась не два-три раза в неделю, как раньше, а примерно раз в полтора-два месяца и без всяких подробностей, которые так любил выслушивать Лежнев, чтобы потом давать бесконечные духовные наставления; причащалась не чаще одного раза в две-три недели и уже не старалась после причастия весь день проводить в чтении духовной литературы, акафистов или псалмов, а занималась, приходя из церкви, своими обычными делами; утреннее и вечернее правило сократила до обычных молитв из краткого молитвослова, редко брала в руки Псалтирь, а акафисты и вовсе забросила; посты соблюдала уже не по уставу, всегда с рыбой; Евангелие читала не по главе в день, как раньше, а по одному зачалу, и то не ежедневно; книги святых отцов брала в руки или когда у нее оставалось свободное время от чтения научной литературы и, о ужас, интернет-новостей и прочих вдруг ставших нужными вещей, или когда это ей было необходимо для научных исследований, — и она так быстро привыкла к такому образу жизни, что все это ее уже почти не смущало".
yu_le: (под мебелью)
Каждый прожитый год приближает нас к Богу.
Но не потому, что всё ближе смерть, а потому, что всё больше понимания.
Смерть - так, побочка.
yu_le: (Default)
Взывают к лучшему в человеке, и он откликается своим лучшим. Взывают к худшему, и он выворачивает наружу самое худшее, что в нём есть. Порой взывают к лучшему, а в ответ демонстрируешь худшее. Все три варианта встречаются с равной частотой, ничего не говорят о человеке и ничего не дают ему.
Но вот когда человек или ситуация взывает к наихудшим твоим инстинктам, а ты находишь силы ответить добром, - ты истинно владеешь и собой, и ситуацией, и чужими душами. В идеале любая, даже самая скверная ситуация должна взывать к лучшему в нас и напоминать нам о том, что мы можем быть больше себя.
yu_le: (Default)
Надо уметь различать, когда говорить вверх: "Господи, прости!!!", а когда - неслыханная дерзость - "Господи, извини )))"
yu_le: (Default)
Кто не предавал, тот не знает цену предательству. Не знает её даже и один из непосредственных участников предательства. Знает - только преданный. Но нельзя же предать всех на земле, чтобы каждый наконец что-то понял? Стоп, почему же нет! Точно! Проект космического масштаба - надо предать всех и каждого, всё человечество разом. Спасать-то нас уже спасали, нам не сильно помогло.
yu_le: (Default)
Простил ли Бог Ницше? Простил ли Ницше Бога? В сущности, это почти один и тот же вопрос.
yu_le: (Default)
Образ Богородицы, молитва ей важны для нас ещё и тем, что показывают идеальные отношения между Богом и человеком, поднявшимся близко к нему, прильнувшим к нему насколько возможно. Мы не знаем, на какой "клетке" тот или иной святой, но мы знаем, что Богородица - ближе всех, что Она - лучший образец для подражания, идеал для размышления над ним. Мы не можем познать Бога; но никто не запрещает нам размышлять о Богородице, ведь она - человек.
yu_le: (Default)
Один из верных признаков любви — это когда говоришь "не понимаю", но шагаешь на ту сторону, где тот человек. И не мучаешься этим шагом, не жертву приносишь, не будущую стоимость своего перехода через Альпы мысленно с человека взыскиваешь, а просто — за ним. А обоснования? Да детское: потому что потому.
И это тоже пример, когда видишь Бога в человеке. "С истиной или с Христом".
yu_le: (Default)
Как у борцов за авторские права есть понятие "упущенной выгоды", так у христиан есть понятие "упущенного добра". Придумай доброе дело задним умом. (Конечно, большую часть добрых дел надо придумывать в будущем, но и в прошлом — не помешает.) Представь, что сделал бы для людей. Посокрушайся и удери от отчаяния в будущее, в котором ещё можно что-то менять.
yu_le: (Default)
Научиться помнить о присутствии Бога — если не над собой, то хотя бы рядом с собой. Научиться делить с Ним радость и горе доверчиво и деспотично, как с другом. Научиться кидаться к Нему со всем важным, что у тебя есть, и с каждым пустяком тоже.
yu_le: (Default)
Владимир Набоков. Памяти Гумилёва

Гордо и ясно ты умер, умер, как Муза учила.
Ныне, в тиши Елисейской, с тобой говорит о летящем
медном Петре и о диких ветрах африканских — Пушкин.
19 марта 1923 года

Александр Немировский. Стрелой Немврода
... )
Ирина Одоевцева. Баллада о Гумилёве
... )
Ида Наппельбаум. Узел
... )
Дмитрий Кленовский. Сон о казнённом поэте
... )
"Когда я думаю, что вот..."
... )
Даниил Андреев. Гумилёв
... )
Александр Городницкий
... )
Антон Васильев. Третья смерть
... )
Неизвестный автор, от лица Гумилёва:
... )
Взято отчасти у Гатти, отчасти с gumilev.ru. Там ещё есть стихотворение, называющееся "Что вы говорите? Гумилёва?", от которого ожидаешь стопроцентно не того: оно было — на жизнь.
А вот — стихотворение на вечную жизнь, которого то ли не любят издатели, то ли не видят читатели.
... )
И ещё одно, про то же самое:
Андрей Коровин. Гумилёв-Ахматова-Модильяни
... )
P.S. Лучшие доказательства существования Бога — это люди.
yu_le: (Default)
За последние полгода легкомысленного наладонного чтения набралось у меня много случайных цитат. И захотелось мне их выложить, не возясь с подписями. Разумеется, всё это легко нагугливается, в крайнем случае об авторе можно спросить меня, никакой таинственности и никаких, тьфу, викторин. Чтобы окончательно прибить интригу, сразу говорю, что половина выписана из Пратчетта.
Обрывки минувшей ночи предательски устремились всей толпой исполнять свою любимую чечетку на сцене Большого Театра Неловких Воспоминаний )
yu_le: (Default)
Прежде всего, в творчестве меня настораживало с духовной точки зрения то, что сам процесс литературной работы (ну хорошо, назовем все своими именами: вдохновение) полностью поглощает человека: когда я таким образом тружусь, то практически перестаю замечать мир и в буквальном смысле "не наблюдаю часов". Но как же тогда трезвение? Мало того, я чувствую в себе энергию и силы, не объяснимые моим собственным физическим естеством — в этом состоянии я могу работать ночи напролет. Но как же быть с различением духов, как понять, не лукавый ли меня подбадривает? А кроме того — бывает, я пишу то, чему и сама порой удивляюсь, ибо я как бы этого и не ведала до того, как назвала, и лишь назвав, узнала. Словно творящая душа видит большее, чем мое дневное житейское "я"...
Но все же — может, это и не "творящая душа", а "навет вражий", может, вообще я в какой-нибудь прелести, не приведи Бог? И, может, пока как поэт я блаженствую, как христианка я погибаю? Все это я и поведала владыке Антонию. И еще прибавила, как пытаюсь бороться с этой творческой энергией: р-раз — и прерываю ее волевым усилием, подключаю свое православное сознание и выворачиваю стихотворение к концу так, чтобы оно увенчивалось чем-нибудь благочестивым и проверенным, духовно надежным, — либо евангельской аллюзией, либо скрытой цитатой из святых отцов, либо нравоучением. Но стихотворение от этого перекашивается, заваливается, как человек, которому связали ноги, теряет жизнь...
И тут владыка остановил меня и сказал строго, почти грозно: "Не смейте этого делать! Вы же все портите! Вспомните, в Евангелии есть притча о злаках и плевелах. Человек посеял на поле доброе семя, но пришел враг и насадил между пшеницей плевелы. Когда же рабы предложили господину выдергать плевелы, что он ответил им? Он сказал им: "Нет, чтобы выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы". Вот и вы в тот момент, когда начинаете искусственно ломать то, что пишете, как вы говорите, дивясь и блаженствуя, и на этом месте водружать нечто общезначимое и общеизвестное, портите свою пшеницу, свое, быть может, доброе семя. Оставляйте все, как есть, пусть даже с плевелами, и уже не ваше дело судить это".
Так сказал мне митрополит Антоний, чтобы я поняла: там, где есть дух Православия, всегда дышит свобода. Но там, где свобода, всегда есть риск.

Олеся Николаева
yu_le: (Default)
Что-то моя паранойя совсем разбушевалась и погребла под собой жалкие остатки личности. Другими словами, я засовываю "под глаз" (перед прочтением сжечь и пепел слопать, ага) не только саморазоблачительные откровения, но даже безобидные и занятные ссылки, которые могли бы другим понравиться. Будем с паранойей бороться. Вот, например, маленький рассказ. Вчера прочитала, а сегодня вспомнила и поняла, что очень понравилось: История о горбоносом принце и его маленькой собачке.

Предыдущее "шушенское" тоже пошла и рассекретила.
yu_le: (Default)
Логика неба: ...Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.
Что уж тут комментировать.

Логика мира: Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.
Это "сверху", с высоты Того, Кто рассказывает притчу, слушателям виден весь абсурд ситуации: прощённый в великом не прощает в малом. А сбоку — нам этого никогда не видно, и будь мы друзьями должника-заимодавца, мы бы по телефону или в курилке морально поддерживали его многословными монологами: "И совершенно правильно, что жёстко! И правильно, что через суд! Да, и пригрозить, если что! С людьми этого сорта только так и надо, они иначе не понимают! Совести нет и не вложишь. Вот зачем он берёт деньги, если сознаёт, что вернуть не получится? Сколько тебе ещё проявлять к нему снисходительность? Тем более что сумма пустячная в нашем кругу, тут уже принцип важнее. У тебя семья, у тебя кредиты, у тебя свои проблемы... в общем, я тебя прекрасно понимаю, больше скажу, я бы столько терпеть эту нищебродскую наглость не стал!"
Этот прощённый должник ака непростивший заимодавец действовал именно так, как полагается, как у нас принято. По общественному договору, не выходя ни за какие границы, в рамках нормы! Он так и не перестроился, не понял, что его выдернули вверх и вознесли над этой товарно-денежной системой, вне долгов и расписок, в положение абсолютно свободного человека. Он не почувствовал, что царь, у которого не бывает "дней получки", или "отпускных", или "командировочных", или "отката", уравнял бывшего должника с собой. Нет, долг так и остался незримо висеть на нём, и он бросился собирать деньги с других, не успев осознать, что деньги ему вообще уже ни к чему. Что ему теперь полагается бродить по улицам и приставать к прохожим, славя любовь Царя и снискивая репутацию сумасшедшего и святого — ничего другого, менее абсурдного, после встречи с Милостью и не придумаешь.
Заметьте: он царя и не молил о полном прощении долга, тут он получил бесконечно больше, чем надеялся. Он же чётко знал, чего хотел, и хотел точно отмеренной малости. Только отсрочки. Рассчитывая, как чуть позже выяснилось, выколачивать средства из собственных должников. Это тоже логика мира: у человека мира есть иллюзия, что он платёжеспособен, что он справится своими и здешними средствами, дайте только побольше времени (желательно дайте вечность). А молить о безмерной, предельной милости — согласитесь, это дикое унижение. Хочется ведь сохранить лицо и перед собой, и перед Царём.


И логика ада: Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.
То есть в итоге получил он от царя точнёхонько то, что хотел: отсрочку и пересмотренные в сторону ужесточения условия возврата долга. Он не вместил милости и отторг её — что ж, Царь отзывает непрошеный, несвоевременный, неоценённый дар и даёт взамен просимое, по рабской мерке просителя. И где и как тут проходит граница между миром и адом — этого не нарисует ни один картограф.
yu_le: (Default)
Любовь не ко Христу, а... к чужой любви ко Христу. Так прекрасна, так совершенна эта чужая любовь, любовь святых и живых. Она изливается на нас страстными признаниями, чудесными метафорами, благоуханными обещаниями, дивными творческими образами и поверх всего — зримой, веющей, заразительной любовью к нам, людям, тоже. Она восхищает, ей хочется подражать, о ней хочется читать снова и снова, о ней хочется рассказывать, находить всё новые и новые её примеры...

О, какая высокая это ступенька. Настолько высокая, что её даже не перешагнуть — верх бы разглядеть для начала. Какая тонко выплетенная ловушка, очередная "дремоловка", коварный dream-catcher.

September 2013

S M T W T F S
1234567
8910111213 14
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios